image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
[Скрыть витрину]


Рецензии и отзывы на книгу ««ВЫСОКАЯ БОЛЕЗНЬ» БОРИСА ПАСТЕРНАКА
Две редакции поэмы. Комментарий»

Сергеева-Клятис А. Ю., Лекманов О. А.

«ВЫСОКАЯ БОЛЕЗНЬ» БОРИСА ПАСТЕРНАКА
Две редакции поэмы. Комментарий



Данила Давыдов

"Эпос в тишине"

Книжное обозрение. 2016. № 1–2 (март). С. 13.

Перед нами, по сути дела, первое научное издание «Высокой болезни» – самой загадочной (и, на наш скромный вкус, самой сильной) поэмы Бориса Пастернака. Интрига заключается, однако же, в том, что существует две – принципиально отличные – редакции поэмы. Первая («лефовская»), датированная 1923 годом, печатается второй. Сомнительное понятие последней авторской воли, увы, еще окончательно не отменили, хотя в случае множества авторов – от Андрея Белого до Николая Заболоцкого, от Велимира Хлебникова до Ильи Сельвинского – очевидна ее нерелевантность. Творчество Пастернака – из этого же ряда. В похожих ситуациях хорош французский текстологический метод генетической критики, но в данном случае блестяще подготовившие том Анна Сергеева-Клятис и Олег Лекманов пошли другим путем. Том открывает краткий очерк, посвященный истории создания поэмы, затем следует вторая, широко известная редакция 1928 года, несколько более короткая, нежели первая. К ней прилагается подробнейший комментарий, лишь затем публикуется первая редакция (и комментарий к тем ее фрагментам, которые не нашли места во второй). Здесь, нам представляется, Сергеева-Клятис и Лекманов использовали провокативный, почти художественный (что всегда возможно как метауровень научного текста) композиционный прием: ключи ко многим темным местам поздней редакции находятся в ранней, они проступают, извлекаясь, по мере чтения комментариев – и лишь потом соединяются в публикуемой после «лефовской редакции» (вполне авангардный ход в отношении авангардного текста!). Самое важное и интересное здесь в том, что две редакции одной поэмы – про разное. Знаменитый «ленинский» финал «Высокой болезни»: «Чем мне закончить мой отрывок? / Я помню, говорок его / Пронзил мне искрами загривок, / Как шорох молньи шаровой...», и так далее, по всем памятному тексту – просто-напросто отсутствовал в первой редакции. Самоощущение разбалансированности быта, общей растерянности и неприкаянности интеллигента (шире – вообще самосознающего субъекта) в холодном и голодном пространстве постреволюционного города предстает ничем неуравновешенным. Фрагмент, посвященный Девятому съезду Советов помещен здесь в середину текста, как частный эпизод (это сохранено и во второй редакции), но нет финального пафосного выхода вождя. Важнейшим, незамутненным сюжетом поэмы здесь предстает именно мучительное проступание, рождение эпоса («А позади, а в стороне / Рождался эпос в тишине»), остающийся, однако, делом поэта, а не началом его капитуляции перед внешней титанической волей.

Сергеева-Клятис А. Ю., Лекманов О. А.

«ВЫСОКАЯ БОЛЕЗНЬ» БОРИСА ПАСТЕРНАКА
Две редакции поэмы. Комментарий



Nota bene: книжная полка Сергея Бирюкова

"Дети Ра" № 2 (131), 2016

Первый подробный комментарий поэмы, которая дважды в разных редакциях была опубликована в 20-е годы прошлого века (в журналах «ЛЕФ» и «Новый мир»). Хороший повод перечитать поэму, текст которой здесь и дан в двух вариантах. Как известно, Пастернак в своем творчестве остро переживал события, которые происходили в России. Комментаторы, перечитывая поэму, обращаются к различным текстам и документам эпохи, производят своеобразную реконструкцию замысла и исполнения. Это безусловно очень хороший опыт и подспорье в понимании поэмы. Авторы комментариев — известные вузовские преподаватели, их аудитория определена точно. Ну а простой читатель сможет еще раз (а, может быть, и впервые!) окунуться в стихию пастернаковского стиха, в котором восходящая к античности патетика мешается с говорком московских просвирен...

Я думал о происхожденьи
Века связующих тягот.
Предвестьем льгот приходит гений
И гнетом мстит за свой уход.

Это финал второй редакции, 1928-го года, первый вариант был написан в 1923 году... Н..да... В первом варианте «Ахейцы проявляют цепкость», а во втором уже нет...


Читать далее:
http://detira.ru/arhiv/nomer.php?id_pub=15094

Сергеева-Клятис А. Ю., Лекманов О. А.

«ВЫСОКАЯ БОЛЕЗНЬ» БОРИСА ПАСТЕРНАКА
Две редакции поэмы. Комментарий



Игорь Гулин

Новые книги

Ъ-Weekend

Написанная в 1923-м и переписанная в 1928 году "Высокая болезнь" — один из самых интересных текстов Пастернака, во многом выпадавший из серьезного внимания исследователей. Поэма, маркировавшая переход поэта к эпосу, к внимательному участию в политическом, к попытке найти язык для личной речи об истории, скорее, становилась примером для формального исследования приемов или же для разговора об амбивалентности интеллигентской позиции в 1920-х. В книге филологов Анны Сергеевой-Клятис и Олега Лекманова делается попытка как минимум внимательно прочитать этот сложный текст. Во-первых, здесь приводятся обе редакции — и при параллельном чтении многие казавшиеся темными места проясняются. Во-вторых, авторы дают подробный реальный комментарий, развинчивают историческую подоплеку пастернаковских метафор. И если с их оценкой "Высокой болезни" как текста, обвиняющего большевизм в бесчеловечности и ностальгирующего по теплым временам империи, согласиться крайне сложно, то как пример комментария эта книга, безусловно, очень ценна.


Читать далее:
http://www.kommersant.ru/doc/2870800