image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
[Скрыть витрину]


Рецензии и отзывы на книгу «С ИУДЕЯМИ В ПАЛЕСТИНСКОЙ КАМПАНИИ»

Джон Генри Паттерсон

С ИУДЕЯМИ В ПАЛЕСТИНСКОЙ КАМПАНИИ



Никита Елисеев

Книжная полка. Выпуск 15

Центр Чтения РНБ

А интереснее всего читать мемуары. Особенно такие, как мемуары генерала Джона Генри Паттерсона «С иудеями в палестинской кампании». Во-первых, мы ничегошеньки про это не знаем. А хорошо бы знать про то, как в годы первой мировой войны на Ближнем Востоке сражалось два батальона русских, английских и американских евреев в составе английской армии против турок. Уже вся армия России – штык в землю, а тех офицеров, что зовут в атаку на немцев – на штыки, а в далёкой Палестине русские евреи честно исполняют союзнический долг. Воюют так, что английский генерал Паттерсон не нахвалится на этих бывших портных, музыкантов и журналистов.

Во-вторых, интересен сам Паттерсон. Всё ж таки вошёл в мировую англоязычную литературу в качестве персонажа. Честертон (правда, очень иронично) изобразил бравого генерала и охотника на львов в своём рассказе «Лицо на мишени». Хемингуэй довольно точно пересказал трагическую историю, случившуюся с Паттерсоном, его начальником и женой начальника на охоте в лучшем своём рассказе «Недолгое счастье Френсиса Макомбера». Если вы читали этот рассказ, то учтите: белый охотник Уилсон – это-таки Паттерсон. Если не читали, но прочтёте, тоже учтите.

В-третьих, Паттерсон сам писатель и профессиональный, и успешный. Его документальные книги: «Со львами-людоедами в Цаво» и «Схватка в Нуике» (на русский не переведены) были чрезвычайно популярны в его время. А если учесть, что все они были экранизированы спустя много лет после его смерти в Англии и Америке, то можно сказать, что и сейчас они пользуются известной популярностью. Тут нужно оговориться. Читать Паттерсона интересно, но писатель он плохой. Недаром о персонаже, прототипом которого послужил Паттерсон, Горн Фишер из рассказа «Лицо на мишени» насмешливо говорит: «Отличный стрелок, но ружьём книжку не напишешь».

Он ошибается. Если материал интересен, то ничего, что ружьём написано. Дойдёт. Паттерсон – очень хороший, очень умный, очень наблюдательный, в высшей степени порядочный и добрый человек, но писательского таланта у него – нет. Это не страшно для мемуариста. Истории, которые он рассказывает, настолько драматичны, что писательский талант особенно-то и не нужен. В принципе канву этих историй очень чётко изложил бывший сотрудник нашей библиотеки, Виктор Кельнер в предисловии к книге.

Постараюсь и я так же чётко изложить эту историю. Во время первой мировой войны у двух лидеров сионистского движения, химика Хаима Вейцмана и поэта, писателя, журналиста, Владимира (Зеева) Жаботинского родилась мысль: надо создать еврейский легион, который сражался бы на территории Палестины против турок в составе английской армии. Когда окончится война, а кончится она победой стран Антанты, в этом и Жаботинский, и Вейцман были уверены, можно заручиться поддержкой Англии по созданию еврейского государства на землях Палестины, где уже есть еврейские поселения, и их немало.

Сказано – сделано. Преодолевая сопротивление большей части сионистского руководства, предпочитавшего держать нейтралитет в «империалистической бойне», неприятие английского, главным образом, военного истэблишмента, Вейцман и Жаботинский создали два еврейских батальона. Командовать батальонами поручили Паттерсону. Вот он и описывает, каково приходилось батальонами в Палестине, как английское военное командование, настроенное антисемитски, посылало батальоны то в самое гиблое место, то в самое бросовое, как пыталось теми или иными способами продемонстрировать батальонам, что их бойцы в английской армии – люди второго сорта, и как воевали солдаты этого батальона.

Самые страшные страницы в книге – последние. Последняя глава «Иерусалимский погром». Паттерсон описывает, как то же английское, антисемитское командование уже после войны в 1920 году подзуживает арабских националистов на, мягко говоря, резкие действия, как на Пасху 1920 года английскими военными блокируется старый город в Иерусалиме, чтобы в город не вошли силы еврейской самообороны, созданные Жаботинским на основе двух еврейских батальонов, и как в течение трёх дней безнаказанные погромщики режут беззащитных, не вооружённых людей.

Режут абсолютно безнаказанно. Стоят кордоны военных, прорваться сквозь них отрядам еврейской самообороны, означает, пойти на конфликт, которого ждёт английская военная верхушка на Ближнем Востоке: видите, что творится? Экстремистская террористическая организация, которая палит по нашим солдатам, обеспечивающим порядок в Иерусалиме. Погромщики в Иерусалиме знают это и вовсю дают волю своим … разрушительным инстинктам. После погрома Жаботинского арестовывают … за разжигание межнациональной вражды. Освобождён он был довольно скоро, дело дошло до тогдашнего военного министра, Уинстона Черчилля, каковой и добился освобождения и оправдания Владимира (Зеева) Жаботинского.

Это только один (хотя и самый страшный) эпизод в книге. С другой стороны он-то и внушает трагическую надежду. В конечном счёте, погромщики проиграли. Погромщики (в конечном счёте) всегда проигрывают. Но для тех, кого они избивают и унижают, утешение малое, что, в конечном счёте, эта мразь уголовная проиграет. Ну, хоть какое-то утешение.


Читать далее:
http://www.nlr.ru/prof/reader/activ/advisory_list/vipusk15.html